На предыдущую страницу

Радужный диагноз

Людмила ГАБАСОВА

Статья
Советская Белоруссия, №150 (22307)
Суббота, 6 Августа 2005 года
http://sb.by/post/45749/


Карие глаза — у холериков, голубые — у флегматиков

Древние верили, что радуга — это вечный завет Бога его земным творениям. Есть «райская дуга» и в малом мире человеческого тела, да не одна, а целых две — радужные оболочки глаз. Или просто радужки, по–гречески «ирис», как называют их иридодиагносты — удивительные специалисты, которые, заглянув собеседнику в глаза, могут рассказать многое о тайнах его организма.

Вы раздраженно поморщились? Еще бы, ведь сегодня как только не называют иридодиагностов — и колдунами, и шаманами. «Чистой воды блеф. Науки в их методе не больше, чем если бы я перед пациентом жребий бросал», — это одно из высказываний в их адрес, которые я обнаружила в интернетовском чате, целиком и полностью посвященном «развенчанию предрассудков». А я вот, получается, на стороне предрассудков. Хотите — верьте, хотите — нет, но, за пару минут изучив мои радужки, председатель Белорусской иридологической ассоциации Валерий Сердюк пересказал в точности всю мою медицинскую карточку, даже те давние странички, что почти забылись.

— А что вы удивляетесь? — пожимает плечами Валерий Константинович. — Что бы ни говорили критики, как бы ни дискредитировали идею в последние годы многочисленные горе–специалисты, иридология — это наука. Мне самому не раз приходилось консультировать пациентов после профанов, в нашем деле совершенно ничего не смыслящих. У одной 35–летней женщины они обнаружили атеросклероз, у другой — такой набор болезней, что, по идее, она должна была быть уже «ходячим трупом». Все дело в том, что так называемые иридодиагносты просто не знают азов. Есть определенные знаки болезни, маркеры, по которым точно можно определить, как работает тот или иной орган. По всему телу разбросаны наружные рецепторы, через которые оно подает нам сигналы, но на радужной оболочке они сосредоточены в такой концентрации, что видны визуально. Это «окна тела». И в том, что специалист читает «зеркало души» как карту, нет ничего сверхъестественного.

Какой из древних эскулапов первым увидел в глазах отражение болезни — науке неизвестно. До недавнего времени считалось, что это изобретение шумеров, но, видимо, иридодиагностика родилась еще раньше — 10 тысяч лет назад. Ее история — переплетение самых поразительных фактов и совпадений. Чего стоят хотя бы хранящиеся в Александрийской библиотеке пластины с изображением радужки фараона, которые каким–то непостижимым способом получил лечивший его жрец! А легенда о докторе Игнаце Пекцели, возродившем в конце XIX века интерес к полузабытому искусству? Мальчиком, гуляя в лесу, он обнаружил совиное гнездо и попытался достать из него яйцо. Внезапно налетевшая сова вцепилась в руку Игнаца. В завязавшейся борьбе будущий иридодиагност сломал сове лапу, и тотчас же на радужке птицы на стороне поврежденной лапы появилась вертикальная черная полоса. Это так поразило Игнаца, что, уже будучи доктором, он потратил жизнь на то, чтобы доказать: глаза — зеркало не только души, но и тела. В Советском Союзе признанию иридодиагностики поспособствовал сам Гейдар Алиев. В ЦК КПСС он курировал медицину, а наработками первых советских иридологов — профессоров Верховера, Ромашова и Пичхадзе — заинтересовалась его племянница–врач. И в 1986 году Минздрав разрешил применять этот метод, пусть как рекомендательный и ни к чему не обязывающий, но с иридодиагностикой по крайней мере стали считаться. В Беларуси интерес к ней подстегнула чернобыльская катастрофа. На кафедре урологии БГМУ искали способ, как уменьшить лучевую нагрузку на человека, ведь именно в урологии рентген–снимков приходится делать больше, чем в любой другой отрасли медицины. На глаза попалась нужная литература, и Валерий Сердюк начал проверять на больных «шумерские штучки». Результаты превзошли все ожидания и вылились в кандидатскую диссертацию, где четко отслеживалась связь между урологическими заболеваниями и маркерами на радужке. С тех пор в поле зрения Валерия Константиновича, по самым скромным подсчетам, попало более 100 тысяч радужных оболочек пациентов. И, по его собственному признанию, лишь 2 — 3 из них были идеальными, остальные — сообщали о бедах, прошлых, настоящих и будущих.

Сегодня в Белорусской иридологической ассоциации 92 члена — это хирурги, гинекологи, невропатологи, представители практически всех медицинских специальностей, за исключением... окулистов. Хотя на первый взгляд предмет исследований у них с иридодиагностами общий — глаз, интересы не совпадают: одни занимаются зрением человека, другие — диагностируют внутренние его болезни. В очень многих случаях — со 100–процентной точностью (скажем, колит, гастроэнтерит и вообще заболевания желудочно–кишечного тракта, пиелонефрит, воспаление легких, миокардит, мочекаменную болезнь и т.д.). Причем, что важно, тогда, когда недуг только «вызревает», и есть шанс поставить ему заслон. Ирис сообщает и об эффективности лечения. Проморгали врачи болезнь — знак о ней остается на всю жизнь, забили тревогу вовремя — иридодиагност не увидит потом никаких отметин. Невероятно, но факт: по словам Валерия Сердюка, настоящий специалист по маленькой радужной оболочке — диаметр–то всего 1 сантиметр! — может определить, есть ли в организме бактерии, вирусы или грибки и где именно. Может оценить иммунную систему, наследственную предрасположенность к заболеваниям уже у 2–летних детей. Лет пять назад, кстати, иридодиагносты предлагали составить прогноз для белорусских школьников, но от инициативы отмахнулись. Хотя именно их способ диагностики внутренних заболеваний — единственный разрешенный и рекомендованный к внедрению Минздравом страны, именно их школа на сегодняшний день занимается самыми серьезными исследованиями на всем пространстве СНГ. Они говорят, что пока только восстанавливают знания предков, только наводят порядок в науке, чей авторитет подорвали неучи. Кто знает, может быть, именно классного иридодиагноста имел в виду восточный мудрец, сказавший: врач низшей ступени пациента расспрашивает, осматривает, ощупывает и обнюхивает, средней ступени — пациента осматривает и ощупывает, ну а врачу высшей ступени достаточно одного взгляда...


ГЛЯЖУ В ГЛАЗА, КАК В ЗЕРКАЛО

Только не делайте этого, как в песне, до головокружения. Соблазн понятен: подойти к зеркалу и всмотреться — мало ли что? Для таких мнительных пациентов и вообще всех тех, кто поверил в иридодиагностику, Белорусская иридологическая ассоциация готовит сюрприз — книгу, по которой любой сможет определить главные «зоны неблагополучия» у себя и своих близких.

Светлые глаза — всего у 800 — 900 млн. обитателей земного шара. Первый слой радужки у европейцев прозрачный, потому что мы живем там, где ультрафиолетовое излучение достаточно низкое, а у африканцев, например, первый слой в целях защиты закрыт пигментом, у них глаза темнее. Вывод: жить надо в своем климате. У светлоглазых нет достаточной защиты от яркого солнечного света. Это может быть одной из причин чрезмерного возбуждения нервной системы — раздражительности, бессонницы, усталости. У темноглазых, наоборот, в мозг попадает недостаточно солнечного света и солнечной энергии. Особенно в периоды короткого светового дня — осенью и зимой. Отсюда порой быстрая утомляемость, депрессия, снижение обмена веществ.

Свой цвет глаза не меняют, только интенсивность цвета. Это зависит от психоэмоционального состояния. Заболевание «сигнализирует» изменением лишь небольшого определенного сектора на радужной оболочке. В Беларуси чаще всего специалисты вычисляют проблемы почек и дыхательной системы.

Если радужка очень плотная, вам повезло — это признак отличной наследственности, хорошей выносливости, крепкого иммунитета. Если не очень — наследственность у вас относительно хорошая, выносливость — по ситуации, иммунитет, как правило, не подводит. Однако при больших психических и физических нагрузках возможны нервные срывы, чрезмерная раздражительность, головные боли, боли в области сердца, спазмы различных органов, депрессия. Рыхлая радужка — признак слабого иммунитета, невысокой степени выносливости.

Если вы видите на ирисе полукольца или кольца, проходящие через всю его поверхность, это значит, что вы человек чувствительный, но отрицательные эмоции, обиды держите в себе. От этого страдают ваша нервная и сердечно–сосудистая системы.


ПРИНЦЕССА ИЛИ ИМПЕРАТОР?

Оставим в стороне медицину, займемся психологией. Что думали о зеркале души великие?

Английский поэт Джон Китс считал, что взгляд синих глаз сильнее всего приковывает. Аристотель — что цвет определяет темперамент: мол, у холериков глаза карие или темно–зеленые, у меланхоликов — темно–серые, а у флегматиков — голубые. Впрочем, есть и другая точка зрения, более приятная для темноглазых. Они многими современными исследователями оцениваются как люди упорные, выносливые, но в кризисных ситуациях слишком раздражительные; сероглазые — как упорные и решительные; кареглазые — как замкнутые; голубоглазые — как терпеливые; зеленоглазые — как уравновешенные и сосредоточенные, в общем, самая лучшая опора в жизни. Любопытно, что народ «дурными» объявлял глаза, цвет которых — редкость в конкретной местности. Поэтому славяне боялись очей темных, а на Востоке — наоборот, голубых. Вот и верь после этого в приметы!

Ну а если серьезно, то глаза всякие важны. И голубые — какая без них сказочная белокурая принцесса или гламурная блондинка? И зеленые — один из восточных богов, который считался целителем, защитником скота, а также придавал силу сражающимся воинам и предотвращал засуху и голод, был зеленоглазым. И светло–серые — как у Льва Толстого и Юрия Олеши, «волчьи», «пронзительные», «независимые, словно у лесного зверя, который никогда не станет ручным», как характеризовали их современники. У Лермонтова «окна души» были огненные, магические, то есть глубокого темного цвета. По–видимому, такими же глазами обладал и император Август, который гордился, что в его взоре есть сверхъестественная сила. Лучшим подарком для него было, когда под его взглядом опускали голову. Боялись, что сглазит?